Чувашское книжное издательство

Остров книжных сокровищ

Однажды к нам в гости приехала родственница, двенадцатилетняя девочка, умница и отличница. Чтобы она не скучала, я предложил ей почитать книгу. Мы долго выбирали что­-то подходящее для ее возраста и остановились на романе Стивенсона «Остров сокровищ».

Я вспомнил свое детство, когда месяцами охотился за этой легендарной книгой: в школьной библиотеке она существовала в единственном экземпляре. Содержание я неплохо знал из рассказов счастливцев, успевших ее прочитать. Мы даже разыгрывали сцены из нее – взбирались на «мачту» с зажатым во рту кинжалом или ковыляли на деревянном костыле, как одноногий Джон Сильвер. А уж сколько «черных меток» мы получили и раздали друг другу – не счесть.
Я решил, что племяннице самое время прочесть эту замечательную книгу. Однако из затеи ничего не вышло: за две недели школьница­-отличница одолела не более сотни страниц. Интереса у нее книжка не вызвала.
Вспомнил я эту давнюю историю потому, что 2015 год объявлен Годом литературы.
Когда­-то мы считали себя самой читающей страной в мире. Сегодня ситуация сильно изменилась: среднестатистический читатель уделяет книге всего девять минут в день. Тем не менее в плане чтения мы совсем не так безнадежны, как может показаться: наши дети до десяти лет по количеству прочитанных книг занимают второе место в мире после Гонконга. А вот после десяти ситуация диаметрально противоположная. Интересно, почему?
Наверное, дело в том, что сегодня практически отсутствует как таковое семейное чтение, когда одну книгу читают, а затем обсуждают и родители, и дети. Да и купить новую книгу нынче непросто – на это придется потратить 500–600 рублей.
Идем дальше. Недавно мне подарили прекрасный в полиграфическом отношении фолиант. Изучив выходные данные, я с удивлением обнаружил, что отпечатана она в Китае. Конечно же, деньги идут туда, где им лучше. Сейчас уже, говорят, не только в Китае, но и в Италии дешевле печатать книги, чем в России!
Разумеется, есть объективные причины, по которым люди, а особенно молодежь, стали читать меньше. Но государство может принять меры, чтобы остановить этот процесс. Например, вернуть книгу и чтение в школу – в последние годы им там уделяется очень мало внимания.
Так что Год литературы – это не только множество парадных мероприятий и не менее парадных отчетов. Это должен быть настоящий прорыв в правовом, экономическом и социальном планах. Лишь совокупность всего этого даст желаемый результат и не превратит Год литературы в очередную кампанию.
Павел Галочкин.
"Советская Чувашия", 23.10.2014.